Путь от картофелеводства к пчеловодству — семейный бизнес из 90х

Пережить разруху девяностых, семье помогло выращивание картофеля на продажу.

Выращенные клубни приходилось возить аж в Кемеровскую область, город Междуреченск. Получалось у меня пятьсот километров в один конец.

В три ночи выезжал из дома, в одиннадцать был на базаре, до четырех продавал весь товар, он шел хорошо, чем и привлекал междуреченский рынок, в три часа ночи следующих суток, меня встречала жена чашкой наваристого борща.

Дороги, в те времена, контролировали Соловьи-разбойники. Это не метафора, так было на самом деле.

Бандиты перекрывали административные границы между регионами, и тупо вымогали деньги с пресекающих их. Я пересекал ту границу дважды — туда и обратно, грабили меня дважды в один конец и дважды в другой алтайские и кемеровские «таможенники».

С началом нулевых ситуация изменилась, картошка потеряла актуальность, логистика тяжким бременем легла на рентабельность бизнеса. Предвидя подобные нюансы, мы, ближе к концу девяностых, начали осваивать пчеловодство.

Поначалу дела пошли хорошо, в плане производства меда. Пасека стояла в окружении мощных медоносов, произрастающих в благодатном климате предгорий. Кормовая база позволяла собирать до ста килограмм продукта с одной семьи. Но встала непобедимая проблема реализации продукции.

В ту пору, начинал развиваться туризм. Людям, пережившим разруху, наевшимся хлеба — захотелось зрелищ, и они косяком пошли по Чуйскому тракту зреть красоты Горного Алтая. На обочинах, дороги стали возникать стихийные рынки.

По первой поре продавали продукты собственного производства, в этой категории бизнесменов пчеловоды занимали достойную нишу.

Ничего не стоит на месте, и барыги — почуявшие запах денег — пошли в медовый бизнес.

Но, если пчеловоду, продающему собственный товар, нет никакого смысла обманывать покупателя, фальсифицируя мед, то перекупщик заточенный на прибыль любыми способами, насилует мед разогреванием, после чего, переработанный пчелами нектар теряет свои целебные свойства, становясь медовым продуктом — годным только на десерт. И это не самое страшное, из того, что вытворяют барыги. Они научились варить мед на кухне.

Это привело к тому, что во множестве обманутые туристы перестали брать мед на дороге, кто его разберет, настоящий пасечник торгует или барыга, рынок вновь рухнул, что заставило семью еще более радикально подойти к вопросу о судьбе бизнеса.

Пост из рубрики Истории читателей, может содержать субъективную точку зрения автора: как поделиться своим случаем. Почему мы не всегда называем банки.





Оставить комментарий



Раздел: Истории читателей . |

Автор/Публикатор: Александр (коллективный разум)