Гвельфы против Гибеллинов — конфликт через века: история и теория заговора Венецианских элит

Гвельфы и Гибеллины — от этого сочетания веет средневековьем и делами старины глубокой, куда kudavlozitdengi.adne.info и приглашает вас в этом материале.

Вот парадокс, если мы затронем историю Европы текущего или прошлого веков, включая даже вторую мировую и образование ЕС, мы увидим явные отголоски того конфликта и сил, стоящих за ним. И это даже не в рамках вездесущей теории заговора к ней мы вернёмся в конце.

Будем последовательны и обратимся к истокам.

Многие истории считают XII век эталоном феодальной раздробленности. Как таковой привычной для современного человека государственности не было вовсе. Многое решалось цепочкой вассалитетов. И эти связи — родственные и вассалитетные — были порой столь запутаны, что подчас в течение одной войны одно войско могло выступать на стороне сразу нескольких противников.

В этой феодальной смуте и неясности возвышалась Священная Римская империя (не путать с античной Римской Империей и Византией), которая простиралась на огромной территории. Она занимала площади от Дании до Тосканы в Италии, а также от Бургундии (центральная Франция сейчас) на западе до Чехии на востоке.

Империя не была единым государством, внутри существовало огромное количество отдельных княжеств, графств, вольных городов и прочих территориальных образований.

Однако сам император обладал высоким статусом и влиянием. Настолько большим, что мог поспорить даже с самим папой Римским.

И поспорил.

Во всём виноваты власть и деньги

Германские императоры из рода Гогеншгауфенов были одними из первых, кто стремился установить полный контроль за подвластными территориями, привести всё к абсолютному статусу, когда всё зависело бы от одного монарха.

И одним из чётко определённых прав императора было назначение епископов (понятно, что это не нравилось Ватикану).

Начиная с папы Григория VII (1073 — 1085) было решено ввести Святым престолом инвеституру — когда епископов бы назначали из Рима, а не во дворе императоров. Последователь Григория VII — Иннокентий III (1198 — 1216) уже обладал огромной властью благодаря епископату. По факту именно с этого времени Рим стал свободно вмешиваться в дела всех европейских католических государств, влияя даже на их внешнюю политику.

Единственным влиятельным правителем, кто не принял этого, был император Священной Римской империи. Тогда в борьбе с ним была Святым престолом сделана ставка на немецкую династию Вельфов, герцогов Баварии и Саксонии. В Италии слово было изменено на «Гвельфы». И именовать себя так стали сторонники папы и внутренних итальянских сил.

По понятным причинам, и у Гогенштауфенов были на Аппенинском полуострове сторонники. Их название произошло от родового замка императоров Waiblingen (Вайблинген) — «Гибеллины».

Гвельфы — сторонники Папы, Гибеллины — сторонники Императора.

Достаточно быстро вся Италия разделилась примерно наполовину.

Вся её территория была поделена на огромное количество крупных и малых городов-государств. Территории регулярно менялись, происходили те или иные стычки, однако сил ни у кого не было, чтобы быть первым среди равных. И потому междоусобицы распространялись.

Отголоски этого конфликта — драма меж Монтеки и Капулетти (Ромео и Джульетта). Шексипр позаимствовал сюжет,он был в то время популярне и не менее десятка писателей и поэтов предлагали публике свои версии этой истории. Но важнее здесь — способ разрешить конфликт, через браки меж представителями противоборствующих сторон.

На стороне гвельфов выступили 13 городов (среди которых были такие крупные, как Болонья, Брешия, Милан, Флоренция). Больше всего к этой группировке принадлежали люди из сословия торговцев и ремесленников. И потому города с подобной специализацией и большой долей свобод и самоуправления встали на стороне папы.

С другой стороны была группа из 15 городов (среди них Модена, Пиза, Урбино, Форли), которые управлялись в большей степени знатью и дворянством, встали на стороне императора.

Однако группировки не были постоянными. Больше 50 городов переходили от одной стороны к другой в связи с постоянным изменением расклада на карте ив казне. Многие историки сравнивают состояние Северной и Центральной Италии того периода с большой шахматной доской, где не позволено рубить фигуры, а только переманивать.

Многие территории и горожане боялись ограничения свобод со стороны императора. В этой части папа Римский, выступавший за максимальную раздробленность (более слабыми государствами и территориями легче манипулировать, чем сильными) в немалой степени их удовлетворял.

Однако сказывались и застарелые конфликты между отдельными городами. Выступая вдвоём против императора (или папы) города отказывались бороться единым фронтом. А от новых союзов и военных действий могли легко разрушиться дружелюбные отношения между другой частью городов. Что сеяло семена новых конфликтов и раздоров. В результате баланс сил постоянно менялся, уравновешиваясь примерно поровну в каждый отдельно взятый момент истории.

Примерно через век постоянных склок и боевых действий некоторые представители гвельфов решили договариваться с императором. Это были представители тех 13 городов, что никогда не метались из стороны в сторону. В истории принято называть подобных дипломатов «белыми гвельфами».

Конфликт, как таковой, всё равно продолжался. Иной раз даже на Святой престол иной раз садились папы, которые были сторонниками императора и были выходцами с лояльных ему земель. Что переносило противостояние только в состояние тления. Не более того.

Некоторые историки склоняются к тому, что была и третья сила, влиявшая на развитие конфликта, которая подливала масла в иногда затухающий огонь — обычно речь идёт о Венецианцах.

Свою роль в крушении Империи сыграл Наполеон Бонапарт. После его поражения, была идея воссоздать столь огромное государственно образование, но эти замыслы не нашли поддержки у европейских элит.

Планы третьего рейха по объединению Европы под своим началом зачастую относят к про-гибеллиновскому проекту.

Новая Европа, ЕС, который мы знаем, — это скорее объединение двух взглядов — Гибеллинов и Гвельфов. Многие выводят из этого те противоречия, которые испытывает ЕС и роль Великобритании, как наследницы Венецианцев в развале союза.

Что касается теорий заговора. Именно теорий — тут придумок и сюжетов — масса. Вот одна из них.

Теория заговора в конфликте Гвельфов и Гибеллинов

Ход истории затуманенными глазами — это просто домыслы и с реальной историей имеет мало точек соприкосновения (вероятно):

  1. Спорят чистая кровь — Гибеллины (империя) и Гвельфы (республика). Вмешиваются деньги — Венеция (развивают конфликт, чтобы зарабатывать на обоих сторонах).
  2. Венецианцы со временем перемещаются в Великобританию и там захватывают власть.
  3. Гибеллины перехватывают власть в Риме, но Гвельфы — масоны организуют Французскую революцию (свобода, равенство, братство). Силами Франции и союзников, Гвельфы стремительно поглощают Европу, пока не натыкаются на Российскую Империю.
  4. Британцы (Венеция) активно вкладываются в недопущение Русско-Французского союза. Убивают Павла Первого. Перетаскивают Россию в стан врагов Франции. Походы Суворова ранее создали предпосылки для союза России и Франции, несмотря на покровительство Мальтийцам и любовь Павла к Пруссии.
  5. Россия разбивает про-гвельфского императора (Наполеон), но не позволяет Гибеллинам восстановить империю. К ужасу Британии, Россия на некоторое время примеряет Гвельфов и Гибеллинов.
  6. Венецианцы-Британцы помогают разгореться Первой мировой и втягивают сюда Россию, чтобы потеснить конкурирующего кукловода Европы и возродить противоречия. Внезапно открываются перспективы и вовсе вывести Россию из игры.
  7. Деньгами Венецианцев и силами обеих партий в России организуется революция.
  8. Пока Медведь занят внутренними делами, конфликт вспыхивает снова и Первая Мировая продолжается Второй. Гибеллины усиленные деньгами сами знаете кого, захватывают Европу и теперь Венецианцы сталкивают их с более сильным противником — СССР.
  9. СССР побеждает и по сути спасает Гвельфов.
  10. Становится очевидным, что мир только по одному сценарию — не возможен, нужен компромисс. Его находят в Обществе Угля и Стали (Европейское объединение угля и стали). Так начинается Европейский Союз. Новое формирование находит заинтересованного партнёра в лице Российской Федерации и успешно противостоит Попыткам «Венецианцев» (США и Британия) ослабить его.
Оставить комментарий


Adblock
detector